ООН и частные военные компании

Фото: Adam Rountree/AP Photo
Фото: Adam Rountree/AP Photo
Автор: Марина Мартинова

В связи с ростом в мире числа конфликтов с конца XX в. потребовалось расширение деятельности ООН как в количественном, так и в качественном отношении. Для проведения гуманитарных миссий, операций по миростроительству, миротворческой деятельности потребовалось расширение профессионально подготовленного контингента. Традиционные миротворческие подразделения, которым не доставало сплоченности и быстроты реагирования, были дополнены частными военными компаниями (ЧВК), которые смогли восполнить данные пробелы[1].

Во взаимоотношениях ООН и ЧВК можно выделить два направления:

  • взаимодействие ООН и ЧВК (непрямое и прямое);
  • «законодательная деятельность» ООН по вопросам ЧВК,  цель которой — создать правовые рамки деятельности ЧВК.

Взаимодействие ООН и ЧВК

Непрямое взаимодействие подразумевает отсутствие контракта между ООН и ЧВК, принимающей участие в миротворческой операции. Такое может произойти, в случае если контракт с ЧВК заключает страна, поставляющая миротворцев в ряды ООН. Такая система присуща США, которые по национальному законодательству не имеют права применять полицейских за пределами своей  страны, поэтому заключает контракт с ЧВК, и уже их поставляет как миротворческий контингент для операций ООН[2].

Прямое взаимодействие предполагает непосредственно заключение контракта между ООН (заказчиками могут выступать различные отделения, программы и фонды ООН, например ЮНИСЕФ) и ЧВК. Основные виды операций, где применяются ЧВК: гуманитарные операции, миротворчество, политические миссии. Основные задачи ЧВК состоят в выполнении ряда функций, таких как обеспечение безопасности, логистика, обучение, планирование.

Обеспечение безопасности. Персонал ООН, согласно Конвенции о безопасности персонала ООН, должен быть обеспечен «безопасностью и защитой». Однако если учесть, что ООН часто проводит операции в странах, где правительство не полностью контролирует свою территорию или является слабым, возникает потребность в силах, способных обеспечить безопасность, которую и могут удовлетворить ЧВК. В таких ситуациях ЧВК занимается не только обеспечением безопасности гражданского персонала, но и оценкой степени угрозы безопасности, а также подготовкой кадров для обеспечения безопасности. Так, политическая миссия в Афганистане воспользовалась услугами компании Global Risk Strategies[3].

Сбор и анализ информации. Для правильной оценки ситуации и для выбора правильного курса действий руководству ООН необходимо обладать целостной картиной происходящего в проблемной зоне, для чего требуется собрать необходимую информацию. С учетом того, что большинство стран не склонно предоставлять «излишнюю информацию», данную функцию поручают ЧВК, например, проследить источник финансирования лидеров мятежников.

Обучение. ЧВК способствуют проведению реформ сектора безопасности. Одной из наиболее востребованных программ является подготовка полицейских. На стадии миростроительства и постконфликтного восстановления ООН призвана заложить основу институтов общества, в частности полиции как организации, соответствующей современным демократическим нормам. Принимая во внимание нехватку кадров в полицейских подразделениях ООН, данная организация тесно сотрудничает с ЧВК, в состав которых входят бывшие военные и полицейские, готовые принять участие в подготовке нового персонала.

Логистика. В связи с увеличением количества операций, и в связи с тем, что зачастую контингент ООН в большинстве своем состоит из представителей развивающихся стран, не обладающих достаточными знаниями и умениям по пользованию техникой, приходится прибегать к помощи ЧВК.

Деятельность по разминированию. Данный аспект подразумевает как непосредственно выполнение разминирования, так и проведение обучения в этой сфере. Примером может послужить ArmorGroup, нанятая для разминирования на Кипре.

Проблемы во взаимодействии ООН и ЧВК

В связи с тем, что партнерство ООН и ЧВК — относительно новый вид взаимодействия, и его рамки четко не определены законодательством, возникает ряд проблем. Ситуация осложняется тем, что на ЧВК возлагается ряд функций, присущих государству и непосредственно связанных с правом на легитимное насилие, а также и тем, что действия ЧВК мотивируются не гуманистическими целями (как было бы в случае, если миротворцев поставляло государство)[4], а прибылью, что не может не вызывать беспокойства в мировом сообществе.

Во-первых, ООН часто заключает контракты с компаниями, не обращая внимания на их плохую репутацию. Так, например, ООН заключала контракты в 2008, 2009, 2010 гг. с DynCorp International, хотя компания известна тем, что её сотрудники были замечены в сексуальных надругательствах над местным населением при выполнении миссии в Боснии в 1990-ых гг., а также другой деятельностью, противоречащей международному праву. Подобная репутация компаний и подобное поведения сотрудников значительно осложняют контакты миссии ООН с местным населением и создают препятствия для урегулирования кризиса.

Во-вторых, контракты, заключаемые между ЧВК и ООН, не всегда четкие, что в некоторых случаях позволяет компаниям завышать цену.

В-третьих, в связи с тем, что ЧВК не ограничена по методам действия, она может сама заключать контракты иногда даже с нелегальными структурами, как например, с главарями вооруженных группировок в Афганистане.

Для решения перечисленных проблем ООН пытается создать правовые рамки деятельности ЧВК в целях обеспечения транспарентности деятельности и подотчетности ЧВК. Так, в 2005 году комиссией ООН по правам человека была учреждена Рабочая группа[5] по вопросу использования наемников, которая, в частности, проводит анализ влияния ЧВК на «осуществление прав человека и права народов на самоопределение». Деятельность группы направлена на разработку основных «принципов поощрения уважения прав человека» со стороны ЧВК. На основании доклада рабочей группы была выработана конвенция, призывающая  государства, импортирующие ЧВК, «создать национальные механизмы, регулирующие регистрацию и лицензирование этих компаний»[6], чтобы деятельность их не нарушала права человека в «стране-получателе».

Еще одним шагом на пути урегулирования деятельности ЧВК является созданная в 2010 году Межучрежденческой сетью по вопросам безопасности (МУСОБ) рабочая группа, чьей задачей была разработка принципов использования ЧВК. Данная группа предложила ООН использовать ЧВК только в крайних обстоятельствах, а также приводить отбор среди ЧВК, с которыми она заключает контракты.

Повышение требований к ЧВК вписывается в общую политику ООН по реформе миротворчества, в частности направлении ужесточения дисциплины и  регламентации поведения миротворцев, что отражено в «Общей доктрине» 2008 года[7].

Заключение

Таким образом, в последние годы усиливается взаимодействие ООН и ЧВК,  которые, обладая некоторыми конкурентными преимуществами перед миротворческим контингентом, поставляемым государствами, нашли свою нишу в оказании услуг (обеспечение безопасности персонала, логистика, обучение и т.д.). Однако отсутствие достаточной правовой базы вызывает ряд сложностей: ЧВК с плохой репутацией могут дискредитировать деятельность миссии ООН, отсутствует жесткая регламентация в методах деятельности ЧВК; условия, прописываемые в контрактах между ООН и ЧВК, недостаточно чётко сформулированы. Вместе с тем, ООН ведет деятельность по устранению трудностей в данном направлении, для чего создано несколько рабочих групп.

Источники

  • Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников. Принята резолюцией 44/34 Генеральной Ассамблеи от 4 декабря 1989 года

http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/mercen.shtml

Список литературы

  • Волеводз А.Г. О международных инициативах в сфере правового регулирования деятельности частных военных и охранных компаний / А.Г. Волеводз // Международное уголовное право и международная юстиция. – 2009. – №1.
  • Lou Pingeot “Dangerous Partnership: Private Military & Security Companies and the UN” NY: Global Policy Forum, July 2012), 49
  • Ndreopoulos, G. Brandle, Sh. “Revisiting the Role of Private Military and Security Companies.” — Criminal Justice Ethics. Dec2012, Vol. 31 Issue 3, p138-157. 20p.
  • Baker D., Pattison. J – “The Principled Case for Employing Private Military and Security Companies in Interventions for Human Rights Purposes.” — Journal of Applied Philosophy. Feb2012, Vol. 29 Issue 1, p1-18. 18p.
  • Østensen, Åse Gilje, UN Use of Private Military and Security Companies: Practices and Policies, Geneva, 2011, P — 84

Примечания

[1] Lou Pingeot “Dangerous Partnership: Private Military & Security Companies and the UN” NY: Global Policy Forum, July 2012) – p.7

[2] Østensen, Åse Gilje, UN Use of Private Military and Security Companies: Practices and Policies, Geneva, 2011, P.12

[3] Østensen, Åse Gilje, UN Use of Private Military and Security Companies: Practices and Policies, Geneva, 2011, P — 24

[4] Baker D., Pattison. J – “The Principled Case for Employing Private Military and Security Companies in Interventions for Human Rights Purposes.” — Journal of Applied Philosophy. Feb2012, Vol. 29 Issue 1 P -5

[5] Волеводз А.Г. О международных инициативах в сфере правового регулирования деятельности частных военных и охранных компаний / А.Г. Волеводз // Международное уголовное право и международная юстиция. – 2009. – №1.

[6]  Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников, принята резолюцией 44/34 Генеральной Ассамблеи от 4 декабря 1989 года

http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/mercen.shtml

[7] “United Nations peacekeeping operations: principles and guidelines” 2008 http://pbpu.unlb.org/pbps/Library/Capstone_Doctrine_ENG.pdf

Реклама