Афганистан и частные военные компании

© Фото: Rahmat Gul/AP Photo
© Фото: Rahmat Gul/AP Photo
Авторы: Живан Йовашевич, Даниил Чугунов

Афганский конфликт: история и основные тенденции

На протяжении всей истории ни одному государству не удавалось установить полный контроль над воинственными афганскими племенами. Персы, арабы, англичане (потерпевшие поражения в англо-афганских войнах 1838-1842, 1870-1880 годов) пытались распространить свое влияние на Афганистан, но из-за труднодоступной местности их позиции были непрочными, а надеяться на полную экономическую эксплуатацию этого государства и вовсе не приходилось.

Тенденция актуальна и сегодня, в условиях, когда эксперты военной базы в Баграме сделали вывод о том, что войска НАТО не достигли поставленных целей в афганской войне и в случае ухода войск международной коалиции талибы быстро вернут себе власть на всей территории Афганистана. Очевидно, что без решения территориального фактора не существует никаких возможностей для урегулирования афганского кризиса. На сегодняшний день талибы укрываются на юге и юго-востоке страны, а также на территории Пакистана — в регионах представляющих собой идеальную возможность для убежища по 2 причинам.

Во-первых, огромную роль играет концентрация талибов в горном Вазиристане и Белуджистане (территории Пакистана), что, в свою очередь, препятствует проведению эффективной наземной операции не только из-за того, что местность сама по себе гориста и труднодоступна, но и по причине наличия риска усложнения взаимоотношений между США и Пакистаном, так как для освобождения от талибов подконтрольных им территорий потребуется наземная операция именно на территории Пакистана. При этом пакистанское правительство вряд ли станет игнорировать общественное мнение в данном вопросе. Принимая во внимание тот факт, что пакистанцы заняли первое место в мире по ненависти к США, становится понятно, что президент, который согласится на подобную наземную операцию, потеряет поддержку электората и при самом пессимистичном прогнозе будет свергнут. Нельзя забывать и еще об одной особенности афганского конфликта: часть пакистанской элиты поддерживают талибов и вряд ли дадут согласие на проведение операции на территории Пакистана. Ситуация осложняется и другим аспектом, а именно отсутствием условий для перекрытия афгано-пакистанской границы по причине труднодоступной горной местности и ежедневного перехода границы большим количеством людей, связанных родственными узами, что позволяет талибам скрываться от спецслужб и свободно перемещаться из Афганистана в Пакистан .

Во-вторых, зона вдоль 150-и километровой полосы пакистано-афганской границы славится своими обычаями предоставления убежища, что позволяет талибам скрываться от войск НАТО. В значительной мере Зона племен контролируется движением Талибан. Согласно конституции Пакистана, на территорию Зоны племен не распространяется юрисдикция пакистанских судов (в частности Верховного суда). Более того, в 2007 была создана пакистанская ячейка движения талибов «Техрик-и-Талибан», что в совокупности с наличием неконтролируемой властями зоной племен обеспечивает талибов тылом и возможностью отступления на случай поражения войск талибов на территории Афганистана. На основании всего вышесказанного нет никаких сомнений, что афганский конфликт невозможно урегулировать без участия Пакистана.

При попытках стабилизировать ситуацию в Афганистане нельзя не учитывать особенности национального менталитета. История доказала, что форсированные реформы и недооценка консервативной и племенной элит неприемлемы  для Афганистана. Афганистан – многонационален, а следовательно, государственные посты должны быть распределены пропорционально численности народов, населяющих Афганистан. В противном случае возникает риск межнационального конфликта. Достаточно вспомнить, что основное сопротивление стремлению талибов узурпировать власть в Афганистане оказывал Северный альянс, состоящий преимущественно из этнических меньшинств.

Однако справедливое наделение как пуштунов, так и узбеков, таджиков и хазарейцев властными полномочиями не решает проблему создания эффективной политической администрации, способной принимать необходимые решения вовремя. Есть большой риск развития ситуации по боснийскому сценарию, когда процесс принятия решений может быть остановлен любой этнической группой, считающей что определенная законодательная инициатива ущемляет права или автономию одного из государственно образующих народов, в результате чего государство не в состоянии отвечать на экономические и политические вызовы вовремя, так как каждая национальность преследует, прежде всего, свои собственные интересы.

Еще один фактор, на который хотелось бы обратить внимание, это афганский патернализм, проявляющийся как в рамках племени, так и по линии племя-государство. Нижестоящий платит лояльностью вышестоящему, а тот в свою очередь обязан о нижестоящем заботиться.

Традиционализм афганского менталитета можно продемонстрировать на примере прихода к власти Нура Мухаммада Тараки и Бабрака Кармаля. Ими была провозглашена программа радикальных реформ: наделение крестьян землей, равенство между этносами, ликвидация всех форм эксплуатации, ликвидации неграмотности. В тоже время  позиция духовенства, выступившего против реформ, привело к тому, что крестьяне не захотели брать землю, изъятую у их племенных лидеров, а также  решать все юридические вопросы не по шариату. Более радикальный Хафизулла Амин позиционировал себя как еще более левого политика, не учитывавшего интересы духовенства, что привело к сужению социальной базы режима и к формированию Исламского общества Афганистана, установившего контроль над двумя третями страны.

На сегодняшний день исход афганских событий зависит, помимо всех вышеперечисленных факторов, от позиции США. Перед Вашингтоном стоит задача завершения афганского конфликта, сохранив при этом имидж великой державы, обеспечившей стабилизацию и урегулирование внутриполитической ситуации в Афганистане. Американские механизмы преодоления афганского кризиса сейчас предполагают содействие формированию боеспособной афганской армии (увеличение ее численности до 400 тысяч человек), способной контролировать ситуацию в стране после вывода войск НАТО и интеграция в правительство умеренных талибов с целью предотвратить их возвращение на политическую сцену страны вооруженным путем. Необходимо добавить, что на лондонской конференции 2010 года представители НАТО, ЕС, МВФ и Всемирного Банка, а также главы МИД 70 стран приняли решение о передаче полномочий по контролю за безопасностью афганским вооруженным силам.

Вывод войск из Афганистана ознаменует собой реализацию предвыборного обещания Барака Обамы и способствует сокращению государственных расходов на дорогостоящие попытки не допустить распространения радикального ислама и терроризма на территории Афганистана. Можно предположить, что ликвидация Усамы Бен Ладена и вывод войск из Афганистана станут именно теми внешнеполитическими достижениями Демократической партии США, на которых представитель этой партии сможет опереться во время своей предвыборной кампании.

По мнению экспертов Startfor, задача США в отношении Талибана состоит в том, чтобы убрать эту партию из списка террористических организаций, а также выделить из нее умеренное крыло, готовое содействовать переговорному процессу. Объяснить эти задачи нетрудно: любая администрация США не может себе позволить вести переговоры с террористами, так это вызовет возмущение американцев, а желание «разделить Талибан» объясняется попыткой трансформировать эту, по сути, боевую организацию в политическую партию. Надо отметить, что Вашингтон уже добился успехов в данном направлении: в июле 2011 года были приняты резолюции Совета Безопасности ООН №1988 и №1989 формально отделившие Талибан от Аль-Каиды, а также оказано давление Пакистаном на Талибан с целью вовлечения Талибана в переговорный процесс.

Специализация деятельности ЧВК в Афганистане

Размах сопротивления талибов требует совместной координации действий между афганскими ЧВК и войсками коалиции по таким вопросам, как предоставление информации о местоположении талибов, возможность оказания помощи друг другу в случае внезапного нападения превосходящих сил талибов. Особенно хотелось бы отметить информационный аспект, так как многие ЧВК в Афганистане занимаются транспортировкой грузов, охраной различных стратегических объектов или же защитой афганских политиков, который постоянно находятся под угрозой покушения. Отдельного внимания заслуживает тот факт, что с 2009 года численность сотрудников фирм-подрядчиков Пентагона превышала численность военнослужащих войск коалиции.

Деятельность ЧВК в Афганистане началась еще до вторжения, когда перед персоналом Sandline, Control RISK GROUP, MPRI, Golan Group, Beni Tal, состоящим главным образом из бывших сотрудников спецслужб стояли задачи по ликвидации руководителей движения Талибан, ведению разведки, подкупу местных полевых командиров и организации диверсий. Боевые действия выявили главные преимущества ЧВК: огромный опыт и квалифицированность персонала ЧВК, умение действовать небольшими группами в тяжелых условиях. Это позволило создать альтернативу военнослужащим специальных подразделений регулярных армий и не опасаться больших потерь среди военнослужащих подобных подразделений, так как появилась возможность задействовать в особо сложных операция персонал ЧВК, не уступающий в профессиональной подготовке спецназовцам.

Другая не менее важная функция, которую выполняют сотрудники ЧВК — разведывательная. Как упоминалось выше, особенности афганского менталитета заключаются в полном подчинении людей главе своего племени или же религиозному лидеру. В свою очередь если глава племени поддерживает Талибан, то существует невероятно низкая вероятность того, что кто-либо из этого племени станет информатором для НАТО, в частности будет сообщать о местонахождении талибов. Отсутствие возможностей для вербования местного населения объясняется еще и тем, что в случае обнаружения талибами информатора, члены его семьи физически уничтожались. Осуществлением разведывательной функции в Афганистане занимаются компании SIG Overview, Black Ice Security, Jellyfish Intel Inc., Praemittias Systems LLC. Некоторые из этих компаний получают заказы по ведению разведывательной деятельности от правительства США.

В условиях, когда каждый афганец, готовый сотрудничать с войсками НАТО, по мнению талибов, подлежит физическому уничтожению, возникает спрос на еще 1 вид услуг, оказываемых ЧВК — а именно, спрос на охрану афганских чиновников, заинтересованных в сотрудничестве с США, а также на компании, обеспечивающие безопасность посольств стран-членов НАТО в Афганистане (этим занимаются компания Triple Canopy Inc.).

Однако самая масштабная сфера деятельности ЧВК – это осуществление тылового обеспечения. В целях эффективного выполнения этой задачи существует программа LOGCAP. С апреля 2008 года запущен новый этап этой программы LOGCAP IV,  для осуществления которого привлечены следующие подрядчики: DynCorp, KBR, Serco Inc и Flour Corp. В рамках данной программы стоят следующие задачи: обеспечение военных баз продовольствием, электроэнергией, водоснабжением, ремонт и техобслуживание военных баз, уборка мусора, банно-прачечная служба, оказание психологической помощи солдатам и проведение массово-культурных мероприятий.  Реализацией программы для 65 пунктов базирования в северном Афганистане занимаете компания Flour.Corp, а для 50 пунктов в южном Афганистане – DynCorp.

Не менее важная функция ЧВК, которая приобретает все большую актуальность – это подготовка местной полиции и армии. Здесь принимается во внимание тот факт, что войска НАТО постепенно выводятся из Афганистана, и Обама делает ставку на обучение местной полиции и армии, которая, по его мнению, должна будет быть способной отразить наступление талибов. Обучением местной полиции занимаются компании DynCorp International, Pacific Architects and Engineers Inc., пограничной полиции – компания FEDSYS. Подготовкой кадров, способных эффективно вести боевые действия в условиях партизанской войны занимаются MPRI, Engility, O’Gara Group и Nek Advanced Securities Group. Конкретно обучением спецназа занимаются Archangel Group, Ltd.SOS International, K2 Solutions Inc., CI Support Specialist, Strategic Solutions Unlimited, Downrange Operations and Training, LLC, Kaseman, Zebra Tactical Solutions. Интерес представляет тот факт, что сотрудники и создатели этих компаний – ветераны сил специального назначения США.

Особенностью афганского кризиса является то обстоятельство, что представители, подготовленных ЧВК новых военных структур Афганистана нередко вступали в конфликт с войсками НАТО при малейшем поводе. Более того, в отдельных регионах распространена практика соблюдения негласного перемирия между новыми афганскими вооруженными силами и талибами.

Все вышеуказанные факты демонстрируют нам то, что в случае эскалации конфликта реформированная афганская армия не будет надежным оплотом умеренного правительства, которое сейчас находится у власти в Афганистане.

Возвращаясь к специализации ЧВК, стоит выделить еще несколько сфер деятельности: оказание услуг по авиаперевозкам, куда входят переброска грузов, эвакуация и лечение раненых прямо на борту вертолета (такие услуги оказывает компания Westextactical), а также оказание медицинских услуг, что подразумевает под собой предоставление войскам коалиции или афганской армии услуг медицинских работников в этой области работают такие компании как International SOS, Exmed UK, CHS Middle East и другие).

Основные проблемы деятельности ЧВК в Афганистане

Как это парадоксально не звучит, но ЧВК не выгоден полный вывод войск НАТО. Во-первых, ЧВК будет сложнее обеспечивать безопасность охраняемых ими объектов. Во-вторых, неравные бои с превосходящими силами талибов приведут к большим потерям, что, в свою очередь, невыгодно ни одной компании, которая получает доход за счёт деятельности своих кадров. В-третьих, принимая во внимание тот факт, что войска НАТО не смогут оказать своевременную поддержку сотрудникам ЧВК, возрастет риск невыполнения ЧВК условий по контракту, вследствие, к примеру, захвата талибами посольства страны-участницы НАТО, которое охраняла ЧВК. Подобный прецедент сильно подорвёт доверие к этой ЧВК, что приведет к тому, что она будет лишаться подрядов не только в Афганистане, но и по всему миру.

Афганский конфликт показал недостаточный уровень взаимодействия как коалиции и ЧВК, так и самих ЧВК друг с другом. Командование НАТО стремится использовать ЧВК в наиболее сложных операциях, при этом само НАТО не всегда оказывают своевременную поддержку ЧВК в трудных ситуациях. С другой стороны  ЧВК не желают подвергать своих сотрудников риску, осуществляя операции по спасению представителей других ЧВК. Кроме того, необходимо упомянуть и об излишней жестокости сотрудников некоторых ЧВК по отношению к мирному населению и заключенным, их неподчинение приказам контингентов НАТО – все это подрывает имидж и провоцирует ненависть, в первую очередь по отношению к США, и создает предпосылки для общенародного сопротивления не только ЧВК, но и войскам НАТО. Например, в афганском районе Майван (провинция Кандагар) сотрудники ЧВК, отвечавшие за охрану грузов при их транспортировке ранили и убили около 30 мирных жителей, что привело к возникновению конфликта местного населения с американскими подразделениями.

Не менее важный минус ЧВК – участие в финансовых махинациях, вследствие отсутствия государственного контроля за деятельностью ЧВК. Так, например, в Афганистане была распространена практика, по которой ЧВК платили полевым командирам Талибана за обеспечение безопасности перевозок по определенным маршрутам, которые сотрудники ЧВК конвоировали и охраняли. В итоге, согласно официальным данным, талибы получили из бюджета США примерно 360 миллионов долларов, что стало вторым источником доходов Талибана (на первом месте доходы от наркоторговли). Согласно данным подкомитета Конгресса США по национальной безопасности и иностранным делам, высокопоставленные афганские чиновники через созданные ими компании, выступая в качестве подрядчиков по перевозке грузов для армии США, участвовали в хищениях американских денег и использовании средств не по назначению.

В свою очередь альтернативная практика по найму местного населения в ЧВК также считается рискованной ввиду враждебного отношения большинства афганцев к США. К примеру, в 2011 году персонал Tundra Security Group, в которой работали местные жители, обстрелял группу американских солдат на передовой операционной базе Фронтенак.

Говоря о проблемах деятельности ЧВК в Афганистане нельзя не упомянуть о давлении оказываемом МВД Афганистана на ЧВК с целью контроля над данными ЧВК и получаемыми ими средствами, что  вынудило Hart Group и SOC-SMG создать свои самостоятельные афганские филиалы. Какое-то время в Афганистане пробовали создавать компании на паях афганских и западных партнеров (пример – Watan Risk Management). У таких компаний не возникало проблем из-за виз и разрешений на работу, однако система выплат через афганские банки приводила к их задержкам, в результате чего западные сотрудники начали подавать заявления об увольнении. Сегодня число таких компаний из-за вышеуказанной причины заметно сократилось.

Перспективы ЧВК в условиях вывода войск НАТО из Афганистана

После переговоров Барака Обамы и президента Афганистана Ашрафа Гани было объявлено о том, что до конца 2015 года численность войск коалиции в Афганистане составит 9800 военнослужащих. При этом было заявлено, что к 2016 сокращение воинского контингента США будет доведено до количества необходимого для охраны посольства США в Кабуле.

Несмотря на это, США пока еще не готовы отказываться от всех рычагов влияния в Афганистане, ввиду опасений, связанных с возможной координацией действий между талибами, Аль Каидой и Исламским Государством (организация признана в России террористической и запрещена), что создаст беспрецедентную угрозу стабильности Ближнего и Среднего Востока. Так, например, между США и Афганистаном было заключено двустороннее соглашение, согласно которому американским войскам предоставлено право пребывания на территории Афганистана и пользования афганскими военными и военно-воздушными базами как минимум до 2024 года. Это соглашение знаменательно тем, что оно может быть расторгнуто по обоюдному согласию, что страхует США от возможного изменения настроений правительства Афганистана.

Однако ссылаясь на уже задекларированные заявления о постепенном выводе войск НАТО, можно предположить что спрос на определенные услуги ЧВК увеличится. В условиях вывода войск коалиции и передачи ответственности за обеспечение безопасности афганским вооруженным силам возрастёт потребность в ЧВК, специализирующихся на подготовке кадров для афганской армии и полиции. Однако отсутствие механизмов пресечения жестокости по отношению к гражданским со стороны сотрудников ЧВК при параллельном увеличении числа ЧВК приведет к усилению антиамериканских настроений в регионе, что только укрепит позиции Талибана и создаст угрозу для возвращения этой партии к власти.

Можно смело утверждать, что в случае проявления неоправданного насилия со стороны ЧВК США вряд ли заявят о том, что не имеют ничего общего с проявлениями жестокости ЧВК ввиду того, что в стране продажа военных услуг регулируется Законом о контроле над экспортом вооружений. Согласно этому закону, каждая военная или охранная компания обязана получить в Госдепартаменте лицензию для работы за рубежом. А в случае получения лицензии деятельность фирмы по выполнению контракта будет контролироваться Государственным департаментом. Тем не менее ситуация кардинально меняется, когда речь заходит о других странах, в которых нет правовой базы, регламентирующей положение ЧВК. Так такие государства могут уйти от обвинений в жестокости своих ЧВК, мотивируя это тем, что их страна не отвечает за деятельность ЧВК. Подобная ситуация более чем реальна, если принять во внимание, что эти страны могут выступать в качестве заказчика для ЧВК, т.е с помощью  «излишне жестоких» ЧВК отстаивать свои интересы в регионе.

Для государств существуют и другие плюсы в вопросе использования услуг ЧВК. Например, ЧВК не публикует данных о потерях, поэтому страна, пользуясь услугами ЧВК, может проводить опасные и кровопролитные операции без оглядки на общественное мнение, которое не будет в курсе реальных потерь и не сможет оказывать на правительство давление по ходу военной кампании.

Однако все перспективы конкретно ЧВК как компании, принимающей участие в боевых действиях, затмевает одно большое «но». ЧВК ненадежны по причине того, что они обладают правом расторжения контракта в случае, если посчитают ситуацию чрезмерно опасной для своего персонала. Более того, ЧВК связаны договорными обязательствами со страховыми компаниями, которые при несоблюдении мер безопасности ЧВК и подвержению жизни сотрудников компании неоправданному риску могут отказать им в выплате компенсаций и начать против ЧВК судебный процесс.

Таким образом, по ходу боевых действий всегда будет риск того, что компания откажется удерживать определенную стратегическую позицию из-за больших потерь с ее стороны. В подобных условиях положение на каждом участке боевых действий, где действуют ЧВК может считаться нестабильным, а значит в условиях вывода войск НАТО ЧВК не смогут взять на себя полную ответственность за обеспечение мира и стабильности в регионе.

Реклама