Об особенностях ядерной доктрины США 2018

Автор: Кирилл Глотов

11 января 2018 года в американском интернет-издании The Huffington Post сенсационно был опубликован черновик проекта новой ядерной доктрины США, которую уже на протяжении всего 2017 года разрабатывал Пентагон. Начало разработки новой ядерной доктрины было положено в указаниях Президента США Дональда Трампа министру обороны США Джеймсу Маттису 27 января 2017 года о подготовке обновленного проекта «Обзора ядерной политики».

Непосредственная работа над новой ядерной доктриной началась в апреле 2017 года. В течение всего прошлого года из Белого дома доносились призывы о необходимости «баланса между ядерным сдерживанием и эскалацией обычных вооружений», о необходимости пересмотра ядерной доктрины предыдущего президента США Барака Обамы, утвержденной в 2010 году.

Исходя из набросков новой доктрины, были выявлены два главных нововведения. Во-первых, США заявили о готовности применения ядерного оружия не только в ответ на такую угрозу «от потенциальных противников», но и в случае неядерного нападения. Во-вторых, министерство обороны США выразило уверенность сделать ставку на разработку маломощных ядерных боеприпасов.

Эти меры, судя по «данному черновику», рассматривались как ответная реакция на программу модернизации вооружения в ядерных силах КНР и России. Пентагон на данную публикацию отказался давать какие-либо комментарии, сославшись на неготовность окончательного варианта проекта доктрина, а осуждать один из её черновых планов они публично не собираются.

Но 2 февраля Министерством обороны США была официально опубликована новая ядерная доктрина, содержащаяся в 100-страничном документе «Обзор ядерной политики».

Жестче предшественницы

Новая ядерная доктрина по сравнению с предыдущей является более агрессивной, направленная на возвращение «пальмы первенства» ядерным силам США на планете. Её наступательная природа, по мнению зарубежных и отечественных военных экспертов, объясняется в первую очередь, отставанием США в процессах модернизации ядерного оружия РФ и КНР, а также попытка перейти от «воинственной риторике» к конкретным шагам в отношении с непризнанными державами Ядерного клуба — КНДР и Иран. В самом документе, именно, проблема роста активности Северной Кореи в наращивании ракетно-ядерного арсенала и проблема о якобы существования «ядерных амбиций Ирана, вызывающих озабоченность у американской стороны», изложены в качестве аргументации положений ядерной доктрины наряду со стремлением Москвы и Пекина стать сверхдержавами, т.е. поколебать «авторитет США». Вместе с тем американцы хотят стабильны отношений с Россией

Наибольший интерес у военных специалистов и экспертов вызывают два главных новых положения в «ядерной доктрине Трампа»: размытые основания для применения боезарядов малой мощности (причем с оговоркой применения против «неядерных стран»!) и из-за этого логически выходящее наращивание количества ядерных боезарядов малой мощности.

Таким образом, понижая уровень принятия решения по использованию ядерных боезарядов малой мощности, Пентагон расширяет оперативность их применения в случае даже потенциального конфликта. В самой стратегии звучит, что применение ядерного оружия может быть «в чрезвычайных обстоятельствах» с целью защиты жизненно важных национальных интересов страны. Но о конкретных условиях «угроз» национальным интересам США не говориться. В списке оснований для применения ядерного оружия также присутствуют: нападение с использованием обычных вооружений против ядерных сил, объектов управления ими и средств предупреждения о ракетном нападении США и их союзников.

Исходя из этого можно говорить о расширении маневренности американского военного руководства о применении ядерного оружия в первом ударе. В данном контексте, также это говорит о более жесткой позиции США с дипломатической точки зрения. Сама потенциальность применения этого положения в доктрине в реальности, заставляет страны с отсутствием ядерного оружия и присутствием неподалеку американской армии, очень внимательно прислушиваться к позициям США по многим вопросам.

Помимо этого само наращивание ядерных боезарядов малой мощности будет не только количественным, но и качественным. В принятом документе указывается, что Соединенные Штаты должны обладать современным, многофункциональным и устойчивым ядерным потенциалом с целью защиты страны, ее союзников и партнеров. Старые типы маломощных ракет с ядерным зарядом будут заменены новыми, также модернизацию претерпят их носители, чтобы соответствовать цели максимального и оперативного реагирования на «угрозы национальным интересам» в любой точке мира. Скорее всего, мы увидим модернизацию «ядерной триады» США в этом плане.

Таким образом, ядерная стратегия Трампа претворяет в жизнь так называемую доктрину «расширенного ядерного сдерживания», согласно которой «ядерный зонтик» США охватывает 32 государств мира: 28 стран НАТО + Япония, Южная Корея, Австралия и Израиль. При этом именно под видом «выполнения союзнического долга» США может размещать свои ядерные боеголовки малой мощности непосредственно границ тех, кто, по её словам и вызвал такую реакцию — Россия, Китай, Иран, КНДР, что по задумке Пентагона должно понизить уровень их антиамериканской риторики, уязвить позиции этих стран и позиции их «неядерных союзников» в различных переговорных процессах.

Оценка ядерной доктрины американской стороной

Официальное мнение со стороны госдепартамента США прозвучало от имени исполняющей обязанности помощника госсекретаря США по контролю над вооружениями, верификации и проверке соглашений Аниты Фридт. Принятие столь радикальных мер обусловлено, по её словам, совокупностью различных факторов, среди которых не последнюю роль играет и Россия, хотя она «не является приоритетом этой доктрины никоим образом». Но ввиду того, что российская сторона модернизирует ядерное оружие, стратегические системы и «принимает военные стратегии по расширению своего ядерного потенциала» вынуждает США принимать ответные меры.

Также прозвучал комментарий одного из составителя «Обзора» заместителя министра обороны США Джона Руда. Он назвал отличительной чертой доктрины её адаптивный подход под разные страны и различные обстоятельства. По его словам, доктрина не предусматривает автоматический ответ, если Россия применит заряд малой мощности против Вашингтона или его союзников. Но Руд «в высшей степени предостерег» любую страну от рассмотрения подобных действий.

Также последовало выступление по этому поводу от самого Президента США Дональда Трампа, в ходе которого доктрина была охарактеризована способной обеспечить эффективное ядерное сдерживание путем модернизации американской «Чикагской» ядерной триады (межконтинентальные ракеты, стратегические подводные лодки и авиация), которую непростительно долго откладывали предыдущие президенты. Также он подтвердил тезис о том, что США прибегнут к ядерному оружию только в «чрезвычайных обстоятельствах», когда речь идет о защите жизненно важных интересов государства и его союзников. Хотя по определению угрозы, исходя из документа, добавились широко трактующийся термин «неядерные атаки».

Реклама